I SHIP IT WITH MY DYING WILL!

18:10 

Приключения Мэри, Сью и...: глава 4

sundae
We got married, accidentally.
Приключения Мэри, Сью и...


Кто с собаками ляжет, с блохами встанет.
© Русская пословица



Дворец, кажется, ничуть не изменился за те дни, что они здесь отсутствовали. Никто не бегал по городу, разыскивая их. Никаких плакатов с их портретами. Даже скучно. Принцесса хотела было предложить попутешествовать еще немножко, раз уж по ним совсем не соскучились, но желание сменить платье и расколдовать подругу были сильнее. Какое именно из них, принцесса не могла решить, но явно сильнее.
- Доченька! - обрадовалась мать-королева, сбегая со ступеней дворца. - Как дракон? Победили?
- Какой дракон? - удивилась Мэри.
- На которого вы ездили охотиться, конечно, хихи! Или?..
- Мы ездили охотиться на лягушек, - мрачно доложил Ганс. - Привезли одну тебе в подарок.
«Подарок» оказался по душе королеве, страстно обожавшей всякую живность. Ее даже не смутило то, что лягушка оказалась фрейлиной дочери.
- Ей так даже больше идет, - смущенно шепнула она на ухо принцессе и с умилением взглянула на Сью, дремавшую на подоконнике. Фрейлине, конечно, было приятно узнать, что облик лягушки ей к лицу, особенно после того, как королевский маг развел руками, будучи не в силах ее расколдовать.
- Увы, такое заклинание снимается только при выполнении условий, - вздохнул он, потирая бороду и с опаской косясь на короля, ни с того ни с сего решившего вдруг поприсутствовать на «консультации». – Или его может снять сам колдун, или же... - под тяжелым взглядом правителя он замолчал и протер платочком вспотевший лоб. – В общем, увы, ничем помочь я не могу.

Сью потихоньку начинала смиряться с участью лягушки. Принцесса с одной стороны не была этому рада – лишаться полезной и любимой фрейлины в ее планы не входило. Но с другой стороны теперь у нее был новый и чрезвычайно действенный способ курощения и низведения любимого братца. Вечерами Сью громко квакала у него под окном до тех пор, пока оттуда в нее не прилетало что-то тяжелое. Тяжелое коллекционировала принцесса и после предъявляла Гансу в качестве вещественных доказательств его глупости, несостоятельности и вообще, «сделай так, чтобы мне не пришлось идти на тот бал, а то расскажу маме, что ты выбросил из окна подаренную ею вазу!»
С момента возвращения от колдуна прошла уже неделя, а как расколдовывать Сью никто не придумал. Мэри настаивала на том, что ей надо идти целоваться с принцем, даже составила список самых лучших принцев округи. Эту идею горячо поддерживал королевский повар, правда он считал, что его кандидатура куда более подходящая для расколдовывания. Впрочем, принцессу он бы расколдовал с куда большим удовольствием, но ту, увы, пока что еще никто не заколдовал. Расколдовываться с его помощью Сью совершенно не хотела, потому что как честная девушка считала, что принц после этого должен будет на ней жениться. А кому охота променять гипотетически прекрасного принца на повара? Мэри ее в этом поддерживала и от посяганий на честь и достоинство охраняла.
- Слушай, а может тебя Ганс поцелует, а? – тоскливо вздохнула она под конец недели. – Что-то принцы не спешат к нам за расколдовыванием тебя. Говорят, что вот принцессу бы запросто расколдовали, а фрейлину как-то не комильфо…
- Еще чего! – лягушка возмущенно квакнула, подпрыгивая на месте. – Это же мне за него замуж придется идти, ужас какой!
- Зато родней станем, - мечтательно отозвалась Мэри и оперлась подбородком на руку. – Ну чего тебе стоит, а? Зато представь, какое у него лицо будет!
Сью представила. И отказалась. Потому что еще никто из видевший Ганса с таким лицом, не выживал - если только они не наблюдали за ним с безопасного расстояния.

Принц был ужасно занят - он спал, и снился ему самый страшный из всех его кошмаров: принц женился. На принцессе. Принцесса была самой что ни на есть обычной - белокурая, голубоглазая, миленькая и тупая, как пробка. Она кокетливо прикрывалась фатой и дула губки, слушая речь священника. Больше всего принцу хотелось завопить и убежать, но ноги словно приросли к чертовой красной ковровой дорожке, и принц покорно стоял. Наконец, принцесса сказала "Да!", а Ганса никто не спрашивал - и без того было понятно, что для него должно быть честью дышать одним воздухом с этой прекрасной прелестницей. Ганс задыхался. Губы принцессы приближались и приближались, и в голове его мелькали картинки будущего - вот он несет ее бесчисленные пакеты с одеждой, вот с трудом глотает с любовью сделанный, но от того не более съедобный суп, вот бесконечно ждет ее на бал, и принцесса все собирается и собирается...
"Нет!" - крикнул Ганс. И проснулся.
- Ой, - сказала Сью.
Мэри тоже кое-что сказала, но так как принцессы так не выражаются, мы сделаем вид, что она промолчала.
- Какого черта?! - возмутился Ганс, резко поднимаясь. - Принцессы не должны так...
Принц не учел, что Сью лежала на его кровати не просто так. Она была в руках своей подруги, которой уж очень не хотелось выслушивать братские нотации, а так как кляпа под рукой у принцессы не было, она воспользовалась тем, что было - лягушкой.
- Фууууу! - только и успел крикнуть принц, и комнату заволокло едким фиолетовым дымом, а принцесса выпустила из рук резко потяжелевшую лягушку.
Обычно на этом моменте заканчиваются все сказки – героиню расколдовали, они поженились и жили долго и счастливо. Или недолго и несчастливо – в зависимости от сюжета. Но когда Сью радостно ощупала вернувшиеся волосы, нащупала нос и ноги и радостно завизжала, ни она, ни Мэри еще не знали, чем это все обернется. И с восторгом ожидали момента, когда рассеется едкий дым – полюбоваться на перекошенное лицо Ганса.
Их ожидания не оправдались, но девушки честно не знали, плакать им или смеяться.
- Чего уставились? Знаете, что я за это с вами сделаю?! – грозно вопросил он, разглядывая замерших девушек. И презрительно квакнул.
- Ой, - еще раз охнула Сью, закрывая руками рот.
- Кошмар, - поддакнула Мэри, отползая подальше от брата.
Тот удивленно огляделся, не понимая, с чего бы это все враз стало таким огромным и странным. И почему он квакнул.
Поймав на себе взгляд непривычно выпуклых глаз брата, Мэри вздрогнула и полезла за зеркалом. Не то чтобы она желала помочь ему убедиться в ужасном, свершившимся с ним, нет, просто уж очень хотелось посмотреть на его реакцию.
- Это что? – хрипло квакнул Ганс, разглядев свое отражение в зеркале. – Это как? Это кто?
- На самом деле быть лягушкой не так уж и плохо, - попыталась утешить его Сью, но тут же заткнулась, вспоминая то, как относится к несчастным земноводным принц.
- Я ужасен, - безучастно констатировал он. – Я мерзкое, противное земноводное. Я ненавижу сам себя!
- Непредвиденная реакция, - Мэри покивала сама себе и склонила голову набок, наблюдая за братом. – Вообще, интересный эффект, он ее поцеловал и сам превратился в лягушку.
- Я ТАКОЕ еще и целовал?! – ужаснулся принц и подрыгал лапкой. – За что мне это, Господи?
- Не волнуйся, братик, - Мэри ласково погладила лягушку ядовитого изумрудного цвета по спинке. – Мы тебя обязательно расколдуем! Правда, придется снова ехать к колдуну…
- Мне кажется, твой мечтательный вздох сейчас был не в тему, - Сью кашлянула в кулак, наблюдая за выражением лица принцессы и виновато посмотрела на принца. – Простите, Ваше Высочество, я и думать не могла, что так получится.

Где-то над лесом пронесся смех колдуна, разглядывавшего троицу в своем волшебном шаре. Но смеялся он не только над тем, какой интересный эффект получился у его заклинания (до этого он никого не пробовал превратить в лягушку), но и над тем, как смешно шар искривлял их лица. Да и тот факт, что принцесса и компания снова собирались его навестить, не мог не радовать.

- Я устала, - вздохнула принцесса. - Почему ты запретил мне взять паланкин?
- Потому что двум незамужним девушкам нельзя путешествовать в обществе незнакомых мужчин, - отрезал принц.
- Но у нас же есть ты! - радостно хихикнула Мэри. Ганс квакнул и замолчал. Довольно переглянувшись с подругой, принцесса пришпорила лошадь - замок уже было видно, пара часов и они на месте. Странно, что они приехали так быстро. Быть может, дорога их запомнила и решила не плутать в этот раз? В волшебных королевствах бывает и не такое. Как бы то ни было, дорога бежала вперед так же быстро, как скакали лошади, и замок все приближался и приближался, пока неожиданно не вырос прямо перед ними.
- Добро пожаловать, - рассмеялся колдун, стоявший на ступенях.
- Здравствуйте, - кивнула принцесса.
Сью хотела было высунуть язык, но подумала, что одной лягушки в их компании более, чем достаточно.
- Как вижу, вы расколдовались, - заметил Милдред, кивая Сью.
- Только вот принц попался... - начала было девушка, кивая на юбку принцессы.
- Бракованный, - договорила за нее Мэри. - Или у вас заклинание барахлит.
- А, может, все так и было задумано, хюхюхю? - улыбнулся колдун.
- Вот тогда сами его и целуйте! - решительно заявила принцесса, спрыгивая с лошади и стремительно подбегая к колдуну. Братца-лягушку она держала в вытянутой руке. Быть может, тот бы и сопротивлялся, если бы не понял на своей шкуре, что лягушек в седле укачивает гораздо сильнее, чем людей, и зря он запретил сестре взять паланкин.
- Интересный окрас, - колдун кивнул, принимая из рук Мэри лягушку, и поднес заколдованного принца к лицу. Тот засопротивлялся изо всех своих лягушачьих сил, но хватка колдуна была на удивление крепкой.
- Неужели и правда поцелует? – ужаснулась Сью, пихая подругу локтем в бок. Мэри смотрела на происходящее то ли с ужасом, то ли с восторгом – ей тоже было интересно, поцелует ли колдун ее брата, хоть и заколдованного, и что с ним после этого случится.
Милдред поднес лягушку к губам, и девушки замерли в ожидании. Сью на всякий случай закрыла глаза руками, правда, подглядывала в щелки между пальцев. Мэри же сжала кулачки и раскрыла рот, ожидая развития событий.
Колдун их надежд не оправдал. Он и правда чмокнул лягушку – в лоб, наверное, ни принцесса, ни ее фрейлина не знали, как называется лоб у лягушек – и захихикал. Сам превращаться он и не думал.
- У меня иммунитет, - пояснил он в ответ на разочарованные взгляды девушек. Ганс же хрипло квакал, не сумев от возмущения произнести ни слова. Сью даже стало на секундочку его жалко – мало того, что в лягушку превратился, так еще и колдун его целовал. Мэри брата не жалела, а наоборот считала, что на его месте она была бы куда более довольна.
- И как же тогда снять заклятие? – поинтересовалась она, покачиваясь на пятках. – Если целовать его нет смысла.
- О, я понятия не имею, - Милдред разочарованно развел руками и выпустил полузадушенного Ганса на свободу. – Но я знаю, кто может вам помочь.
- Кто?! – в один голос спросила троица, но колдун выдержал долгую и томительную паузу, и только после этого начал говорить.
- Темный Властелин, - торжествующим и грозным шепотом поведал он, сверля взглядом девушек и явно ожидая чего угодно, начиная от обмороков и заканчивая мольбами о помощи. – Который живет в башне на краю Королевства.
- А это очень далеко? - спросила принцесса, чтобы поддержать разговор. Ответ ей не был важен, и без того понятно, что они в любом случае туда поедут. Не то, чтобы ей этого не хотелось, очень даже хотелось! Во всех романах, что она прочитала, Темные Властелины были прекрасными готичными красавцами с длинными черными волосами и глазами цвета... вот тут данные разнились: кто говорил, что свежепролитой крови, кто утверждал, что глубоких озер, а некоторые даже настаивали на ночном небе. Принцессе больше всего нравился вариант с синими глазами, похожими на море, но таких Властелинов в романы почему-то не завозили. Обычно синие, похожие на море, глаза были у главных героев. Подумаешь, герои! Во всех романах Темные Властелины были несчастно влюблены в героиню, а она - вот дура! - предпочитала им этих защитничков справедливости! По мнению Мэри, переслащенные принцы со своими вычурными и визгливыми криками про добро и зло, преступление и наказание, а так же, кого главная героиня любит больше, не должны были продолжать свой род вообще, и без того идиотов на свете хватает. А вот если с любовью и пониманием отнестись к Темному Властелину, у которого наверняка есть страшная травма детства, да окружить его, этого Властелина, теплом да лаской, то постепенно он перевоспитается, и воздастся девице за все бесцельно прожитые годы разом.
"По ребрам, почкам и черепу", - мрачно уточнил бы инстинкт самосохранения, буде такая вещь у современных принцесс. К сожалению, такой инстинкт у белокурых, зеленоглазых и премиленьких принцесс был сочтен пережитком прошлого и без сожаления удален из уголков подсознания. Иначе бы стали эти принцессы из дворца выходить, как же!
- За морями, за лесами, за реками глубокими, за полями широкими... Совсем недалеко, в общем-то, - ответил колдун.
В замке что-то громыхнуло, из открытого окна кухни пошел дым. Милдред спешно попрощался, сказав, что его ученица покажет героям путь, и исчез в замке.
Ученица появилась не сразу - видимо, искала самую широкополую шляпу и самую большую мантию, но своего она добилась: в щелку между ними высовывался только ее нос. Голос девушки смешно искажался, казалось, будто она говорит в трубу, поэтому Мэри и Сью мило улыбались и невзначай затыкали уши. Приключение на носу, только оглохнуть не хватало! К счастью, до нужной тропинки было пять минут, и подружки отделались только звоном в ушах. Едва лошади успели сделать пару шагов, как к Мэри на голову спикировал большой попугай серо-буро-малинового в крапинку цвета. Мимоходом птичка пометила непривычно тихого Ганса - бедный принц устал, страдал и укачался.
- Это попугай мастера, - смущенно сказала ученица, громыхая на твердых согласных. - Он будет сопровождать вас...
- Зачем? - удивилась Сью.
- У нас и без попугая полон зоопарк, - подтвердила Мэри, имея в виду, конечно же, своего брата, который в данный момент безуспешно пытался протереть скользкую голову скользкими лапами.
- Это из-за заклинания, - пояснила милая громкая девушка. - Мастер хочет узнать, как же оно все-таки снимается, а попугай ему об этом расскажет.
- А другого он ничего докладывать не будет? - подозрительно покосилась на попугая Мэри.
- Не знаю, - робко ответила девушка.
Сью только пожала плечами: лягушка у них уже есть, даже заколдованный принц; птица теперь тоже в наличии. Осталось только собрать зайца и медведя для полного комплекта. Хотя можно обойтись пчелами, щукой и соколом - этот комплект помощников занимал в геройском руководстве по совершению подвигов второе место сразу же после Чуда-Юда, Конька-Горбунка и Двоих из ларца. Но этих не хватало и на профессиональных героев, что уж говорить о любителях вроде них.
Девушки тепло попрощались, окончательно оглохнув, и пришпорили лошадей. В лицо им ударил свежий ветер, весело прошелся по коже, да сдул с головы ученицы чародея шляпу. Длинные розовые волосы лепестками яблони заколыхались на ветру. Девушка охнула, смутилась и поспешно исчезла.
Так начались настоящие приключения Мэри, Сью и...

- …и в какую сторону нам ехать-то? – помолчав, спросила Мэри, останавливая коня. Сью тоже попыталась сделать это, но так как опыта верховой езды у обоих было мало, удалось ей это плохо.
- Я думала, ты знаешь, - глухо отозвалась она, выплевывая попавшие в рот листья и поднимаясь с земли. Ее средство передвижения презрительно фыркнуло и отвернулось, принимаясь обгладывать растущий с краю дороги кустарник.
- Конечно, знаю! – принцесса гордо вздернула нос и замолчала. Конечно же, она понятия не имела, в какой стороне им надо было искать замок Темного Властелина. География никогда ей не нравилась, да и принцесса не считала нужным утруждать себя заучиванием всяких там материков, стран и столиц. Вот карты раскрасить – это всегда пожалуйста, а учить, где кончаются границы Королевства – скука!
Тишину прервал далекий крик птицы и шлепок лапой по лбу, сопроводивший горестный вздох Ганса. Принца очень огорчал тот факт, что сестрица его выросла такой невеждой. Та, впрочем, так не считала, напротив, во многих областях она была куда более образованней Ганса. Например, в раскрашивании или бисероплетении. А еще в вязании, куда же без этого?!
- Замок Темного Властелина находится на окраине Королевства, на северо-западе, - пояснил он.
- Ага, понятно! – обрадовалась Мэри и пришпорила коня. Сью, едва успевшая влезть на своего, с трудом не повторила предыдущее свое падение.
- Северо-запад в другой стороне! – взвыл принц и снова шлепнул себя по лицу. Или что там лягушек было вместо лица?
Как оказалось, не в ту сторону они поехали еще в самом начале. Поэтому сейчас они снова проехали мимо замка колдуна, наблюдая за тем, как его ученица бегает по полю и безуспешно пытается поймать свою шляпу. Ярко-зеленые волосы девушки развевались по ветру, а шляпа порхала в двух метрах над землей, причем, по ее порханиям было сложно сказать, что причиной был ветер. Попугай на плече Мэри фыркнул, закашлялся и странно захрюкал, наблюдая за происходящим.
Но замок быстро остался позади, а впереди была длинная и, конечно же, полная опасностей дорога.

@темы: Writing is a socially acceptable form of schizophrenia

URL
   

главная