sundae
We got married, accidentally.
Приключения Мэри, Сью и...


Цирк уехал - клоуны остались.
© Русская пословица



- Только не колбаса! - крикнула Мэри в отчаянии и проснулась. Костер давно погас, ведь за ним никто не следил, и от земли шел холод. Принцесса поежилась, шмыгнула носом и счастливо улыбнулась. Какое счастье, что только во сне королевский повар мог додуматься сделать ей торт из мармелада и - подумать только! - колбасы. Жуть!
Девушка потянулась и, наконец, осмотрелась вокруг. Сью спала, сладко посапывая - вот уж кому явно не снятся торты из мармелада и колбасы, а Джулиан... а Джулиан исчез. Принцесса вначале подумала, что в кустики, но из них никто не появлялся уже целых пять минут, не шумел, не шуршал и даже не отозвался, когда Мэри его позвала. Определенно, здесь творилось что-то странное! А вдруг исчезновение моста - это заразная штука? Сейчас исчез Джулиан, а кто знает, кто исчезнет потом?! С одной стороны, принцесса была бы не против избавиться от надоедливого братца, который наверняка будет мешать ей охмурять Темного Властелина, но с другой... это же ее брат, все же. Родная кровь! И когда она была маленькой, он даже читал ей сказки на ночь. Правда, с возрастом характер "самого лучшего старшего брата на свете" стал портиться, пока не стал таким, какой был сегодня.
"Даже хорошо, что его заколдовали в лягушку, - решила про себя Мэри, - может быть, хоть сейчас он подумает над своим поведением!"
Но время шло, в любой момент мог исчезнуть кто-то еще, и девушка спешно растолкала подругу.
- Сью, вставай! Джулиан исчез!
- На третьей полке слева, - пробормотала фрейлина, морща нос. - Три чайные ложки после еды и не забудь выпить теплого чая!
- Да нет у меня насморка, - возмутилась принцесса, прекрасно помнившая, какая гадость лежит слева на третьей полке, и зачем эта гадость ей нужна. - Джулиан исчез!
Сью резко открыла глаза и подскочила, стукаясь с принцессой лбами.
- Кто исчез? - ойкнув, спросила она.
- Джулиан, - рявкнули у нее из декольте.
- Ганс? - удивилась принцесса. - А что ты там делаешь?
- Сплю, - смущенно ответил принц, выползая наружу. - Там тепло, а я ужасно мерзну.
- Ну-ну, - хихикнула Мэри, запомнив этот эпизод на будущее. Кто бы мог подумать! Ее брат неравнодушен к определенным частям тела девушек! А это не может не радовать - если дело пойдет такими темпами, то в скором будущем можно будет подыскать ему принцессу, которая его расколдует, и сплавить его править ее королевством! Кррррасота!
- Подождите, - Сью замотала головой - после подобного пробуждения девушка с трудом осознавала происходящее. - Куда пропал Джулиан?
- А я откуда знаю? - удивилась Мэри. - Просто пропал, и все тут!
- А я говорил! Говорил! - Ганс подпрыгнул, приземляясь к сестре на голову. - Не стоит доверять всяким подозрительным рыцарям, мало ли кем они могут быть на самом деле! Завел нас в чащу леса и исчез. Небось, скоро сюда придут его помощники и нас убьют. Или съедят. А, может, сразу вместе.
- Ой, - охнула Сью, совсем не обрадованная подобной перспективой.
- Хрю-хрю-хрю, - подтвердил ее опасения попугай. - Кешша невкусссный, Кешша невкусссный!
- А кое-кого, - Ганс зло стрельнул взглядом в сторону попугая, - могут и на шляпки ощипать!
Попугай поперхнулся хрюканьем и замолчал так загадочно, будто вынашивал какие-то коварные планы.
- И что нам теперь делать? – деловито осведомилась Мэри, оглядывая своих спутников. Испуганная Сью и сопутствующий зверинец чувства безопасности принцессе не внушали.
- Может, надо попробовать найти Джулиана? – предположила Сью, ежась и оглядываясь на лес. Ганс тяжко вздохнул, понимая, что в умственных способностях подружка сестры явно не ушла далеко от той.
- Слушайте, никого мы искать не будем. Он завел нас сюда и бросил, и я уверен, что если мы сейчас же отсюда не уберемся, то потом убираться будет некому.
- Я не люблю убираться, - Мэри скривилась, ковыряя туфелькой землю. – Пусть лучше творческий беспорядок будет.
Несчастный принц-лягушка даже не сразу решил, как отреагировать на такую непроходимую глупость. А когда решил – не успел, потому как голос подал меч, почему-то оставленный Джулианом поодаль от уже потухшего костра.
- Эй, малявки! – глухо взревел тот: его голос явно заглушали ножны. – Хватит рассиживаться, хватайте меня и вперед, рубить того гада, РРРРАА!
- Ха, думаешь, они тебя вообще поднимут? – второй голос, насмешливый, звучал оттуда же. Они не сразу сообразили, что и ножны у меча были говорящие. – Ты же весишь добрых двадцать килограммов!
- Молчи, женщина! – взревел меч, и девушкам даже показалось, что оружие рыцаря подпрыгнуло. – Пусть хоть волоком тащат, или ты что, рада будешь, если нашего мальца сожрет это чудище?
- Чудище! – охнула Мэри и прикрыла рот руками. – Я так и знала, что с Джулианом что-то случилось! Ганс, скорее бери меч и пойдем его спасать!
Ответом принцессе послужило весьма многозначительное молчание, в течение которого она поняла, что в нынешнем его состоянии взять меч в руки Ганс вряд ли сможет. Она прокашлялась и отвела глаза в сторону, надеясь, что это быстро забудется. А не забудется – придется заставлять забыть.
- Ну же, не тормозите! – поторопили их ножны, которые при ближайшем рассмотрении вызвали у девушек что-то среднее между восхищенным вздохом и хрюканьем от смеха.
- Никогда бы не подумала, - шепнула Сью на ухо подруге, когда они все-таки умудрились поднять меч и общими усилиями потащили его к лесу. Принцесса лишь кивнула, закусив губу. И правда, кто бы мог предположить, что ножны будут розовыми, да к тому же еще и украшенными стразиками? То-то рыцарь их волосами прикрывал.
Идти по ночному лесу было страшно, опасно, а потому ужасно интересно. Мэри хихикала, подзуживая подружку - "А ну как из-за того куста чудище-юдище-нелюдимище вылезет?!" - а Сью только вздрагивала, когда холодные листья касались ее рук. Ганс временами неодобрительно квакал, особенно когда меч, на котором он сидел, подскакивал на кочках и колдобинах, но лезть кому-то на голову ему тем более не хотелось. С одной стороны, потому что с той головы свалиться - раз плюнуть, с другой, в чем Ганс упорно не хотел себе признаваться - смотреть на землю глазами лягушки с высоты роста нормального человека было несколько... страшно. Совсем чуть-чуть.

Джулиан очнулся в незнакомой комнате - стены, освещенные фонарем, были деревянными и даже на вид очень теплыми, а на окне висели занавесочки в желтую утку на фоне голубого неба в облачках. К сожалению, руки рыцаря были связаны, и связаны крепко - чтобы освободиться нужно было либо перегрызать веревку, либо отпиливать руку, и Джулиану не хотелось ни того, ни другого. Видимо, увидев, что он очнулся, из тени вылез тот самый медведь.
- Ты прости котика, - виновато развел лапами он. - Но ты бы меня иначе не слушала.
- А зачем я должен вас слушать? - несколько грубо спросил Джулиан. А вы попробуйте быть вежливыми со связанными руками!
- Котик хороший, - невпопад ответил медведь. - Котик поет! Хочешь спою песенку? Хочешь? У котика есть хорошие песенки, тебе понравится, зайка!
Медведь достал из угла комнаты лютни и, с силой ударив по струнам, фальшиво запел:
- А я девушек люблю! А я вкусненьких люблю! С черным хлебом, с мягким сыром, с пряным луком их люблю! Пару капелек бульона, три красивых шампиньона, половиночку лимона, и готова Гермиона!
Джулиан сморгнул:
- Что такое "гермиона"? - спросил он.
- Зайке интересно? - живо осведомился медведь, приближаясь. - Это очень, очень вкусно! Хочешь попробовать?
По мере того, как медведь приближался, на животе его в свете фонарика что-то начинало блестеть все сильней и сильней. "Молния!" - подобно грому озарилось внезапной догадкой сознание рыцаря. Медведь был ненастоящим!
Сэр Джулиан окинул взглядом помещение, цепким взглядом подмечая мелкие детали. Первой стала блестевшая на животе «медведя» застежка молнии, а последующие только окончательно подтвердили его догадку. Развешанные по стенам плакаты с известными артистами, на каждом из которых было приклеено другое лицо, костюмы на вешалках и завершающий картину баян – все говорило о том, что Джулиан умудрился угодить в логово легендарного злодея этого леса.
- Я знаю, что ты - Куч Стимлос, - спокойно сказал Джулиан, не отводя взгляда от замеревшего в шаге от него хозяина дома. – Артист погорелого театра.
- Это был поджог! – визгливо отозвался «медведь» и, отбросив лютню в сторону, резко дернул за молнию на животе.
Выбравшись из костюма, Куч оказался щупленьким мужчиной в потертом камзоле. Он зло взглянул на Джулиана и отошел к стене, широким жестом окидывая развешанные там плакаты с собственным лицом, приклеенным на них.
- Они не ценили мой талант, - драматическим шепотом начал он и закрыл лицо руками. – О, горе мне! Никто, никто не мог оценить моей игры и моих песен!
Джулиан изогнул бровь, всем своим видом выражая скепсис. Подметив это, именитый актер подхватил запыленный баян и, кровожадно улыбаясь, растянул меха.
- Поэтому ты, зайка, будешь моим единственным и самым верным слушателем, - сладко объявил он, начиная играть.
Полный страдания крик Джулиана потонул в треске, который издала упавшая внутрь дверь.
- А я говорила, что перевесит, - охнула Сью, потирая бок и кивая на упавший впереди нее меч Джулиана.
- Подумаешь, - фыркнула Мэри. - Это все лучше, чем подсылать Ганса в качестве взломщика или ковырять замок мечом!
- Хэээээээй! - возмутился меч. - Мной нельзя ковырять замки!
- Они от этого ломаются, - жеманно фыркнули ножны. - Джулиан, детка, я вижу, с тобой все в порядке. Непонятно, зачем мы вообще сюда так торопились. Как на пожар неслись по всему лесу, меня испачкали в грязи и обломили стразик, криворучки!
Мэри обиженно насупилась. По ее мнению, стоило сказать спасибо за то, что их вообще сюда взяли! А то спасли бы Джулиана в одиночку, без всяких мечей, которые бы в это время лежали на холодной поляне в полном одиночестве.
Рыцарь, увидев ножны, мучительно покраснел. Ему было стыдно. Позволил себя похитить, бросил верный меч на произвол судьбы, да еще и ножны капризничают! Наверное, девушки уже успели разочароваться в нем, как в достойном помощнике. Правда, нужно отдать им должное, вслух они ничего подобного не говорили.
Дверь, на которой лежала Сью, томно заворчала, поминая котиков, и принцесса поспешила помочь подруге, грудью навалившись на неприятеля. Дверь взвизгнула и замолчала.
- Ганс, грызи веревки! - скомандовала Мэри. - Мы держим его!
- Идиотка, - фыркнул принц, перепрыгивая на безопасный участок пола, подальше от двери. - Я лягушка, а не пила!
- Кешша хорроший! - вдруг решил попугай и, подлетев к Джулиану, начал царапать клювом веревки.
Спасение продвигалось медленно, но верно - Стимлос временами ворочался под дверью, даже пытался плакать, но девушки были непреклонны, и актер начал цитировать им отрывки из какого-то спектакля, весьма визгливо подражая герою-любовнику.
Здесь вечный отдых для меня начнется.
И здесь стряхну ярмо зловещих звезд
С усталой шеи. — Ну, в последний раз,
Глаза, глядите; руки, обнимайте!
Вы, губы, жизни двери, поцелуем
Скрепите договор с корыстной смертью! —
Приди, вожатый горький и зловонный,
Мой кормчий безнадежный, и разбей
О камни острые худую лодку!
Пью за любовь мою!

Куч завывал, постанывал и хрипло дышал, когда Мэри это надоедало, и она наваливалась на дверь сильнее. Попугай упрямо точил веревки клювом, и наконец, те растрепались настолько, чтобы Джулиан мог порвать их. Тот не стал медлить и уже через мгновение вскочил, потирая затекшие руки. Будто бы заметив это, хозяин дома резко подскочил, так, что Мэри и Сью кубарем скатились с двери, прижимавшей его к полу.
- Не смейте срывать мое выступление! – громогласно объявил он и обернулся к девушкам. В темноте глаза актера хищно блеснули, когда он склонился к ним, замершим от удивления. Ганс предупредительно квакнул, но Куч оказался быстрее.
- Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба, - затянул он, подмигивая Мэри. Та вытаращила глаза и отшатнулась, потянув за собой Сью. Джулиан не стал медлить и в тот же момент заехал в глаз своему похитителю геройским кулаком. Тот слабо пискнул и свалился в глубокий обморок, а меч Джулиана возмущенно рявкнул, недовольный тем, что обошлись без его помощи.
- Я благодарен вам, что вы меня спасли, - рыцарь поклонился девушкам и подобрал свой меч. – Теперь я обязан вам жизнью.
- Ну, жизнью вряд ли, а вот рассудком наверняка, - Мэри многозначительно вздохнула, обводя взглядом помещение. – Пойдемте отсюда скорее, мне тут неуютно.
Снаружи все еще была ночь, но и та стала явно более дружелюбной. Где-то в кронах деревьев теперь щебетали птички, шуршали какие-то ночные зверьки и приветливо шелестел ветер. Как будто бы лес с облегчением вздохнул, обрадованный поражением поселившегося тут актера.
Возвращались они долго, с трудом найдя дорогу. Если бы не попугай, кое-как помогавший им с этим, они бы наверняка заблудились – ни Джулиан, которого Куч притащил к себе в бессознательном состоянии, ни Мэри с компанией дороги не помнили.
- Кеша, ты такой умный! – восхитилась Мэри, глядя на попугая. Тот рассмеялся было, но подавился смешком и замолк, едва не врезавшись в дерево.
К своей стоянке они вышли почти на рассвете, зевающие и уставшие, и тут же повалились спать: благо о том, что надо собрать перед уходом разложенные на траве одеяла, никто не вспомнил.
Сью снилось, что она идет по красной ковровой дорожке с кем-то под ручку. Так сладко отдавался в груди звон колоколов, так нежно держали ее за руку, так чинно говорил свои речи священник, что Сью даже во сне поняла: надо замуж.

отказываемся от прав на песни и монолог Куча - он сам их стащил, честное слово!

@темы: Writing is a socially acceptable form of schizophrenia